Главная страница   |   Библиотека  |   Архив  |   Книжное собрание  |   Наша деятельность  |   Материалы и исследования  |   Наш адрес  |   "Медиа-зал"  |   Ссылки  |

     

Российская академия архитектуры и строительных наук (РААСН)
Научно-исследовательский институт теории архитектуры и градостроительства (НИИТАГ)
Институт политического и военного анализа
Библиотека-Фонд «Русское Зарубежье»
     


19 - 20 октября 2004 г.

в Библиотеке-фонде «Русское Зарубежье»
состоялась

международная научная конференция
«Архитектурное наследие Русского Зарубежья»

Памяти академика РААСН Владимира Львовича Хайта

     
Фотоматериалы:

Т.А.Королькова, Е.В.Абаренкова, С.С.Левошко, Т.П.Сухман, В.А.Москвин

С.С.Левошко - руководитель рабочей группы конференции

Н.П.Крадин

А.Ф.Крашенинников

А.Л.Павлова

Е.И.Кириченко

А.И.Коваль

П.В.Илышев

С.Ю.Семёнова

А.В.Попов

Т.Н.Самохина

Т.И.Крашенинникова

Ю.Е.Хечинов

Т.И.Возвышаева

А.Л.Гуревич

На выставке

Конференция посвящена малоисследованной сфере культуры русского зарубежья - архитектуре. Это первая конференция подобного рода. Она была организована по инициативе научно-исследовательского института теории архитектуры и градостроительства (НИИТАГ) Российской академии архитектуры и строительных наук, Библиотеки-фонда «Русское Зарубежье» и Центра по изучению русского зарубежья института политического и военного анализа.
     В последнее десятилетие, благодаря радикально изменившейся ситуации в российском обществе, глубоким изменениям в сознании людей, в различных сферах исследований культуры русского зарубежья произошел существенный сдвиг. Значительно вырос интерес к истории российской эмиграции, ее культурному наследию. Проблема наследия оказалась на пересечении многих направлений науки и общественной мысли. Но надо признать, что архитектурное наследие русского зарубежья все-таки продолжало оставаться на периферии научно-общественной мысли, и ему было посвящено сравнительно мало внимания в общем потоке гуманитарных исследований.
     Идейным вдохновителем и инициатором проведения первой международной конференции на тему русского архитектурного зарубежья, председателем ее Оргкомитета был академик РААСН, доктор искусствоведения, профессор Владимир Львович Хайт, на момент подготовки конференции директор НИИТАГ РААСН. В августе 2004 г. В.Л.Хайт безвременно погиб, и потому конференция была посвящена его памяти.
     Дни конференции почти совпали с днем 150-летия Михаила Тимофеевича Преображенского (4.10. – 17.10 по н. ст. 1854 г.) – архитектора, педагога, историка архитектуры и реставратора, основные храмы которого были воздвигнуты именно за рубежом: в Италии (церковь во Флоренции), Черногории, Болгарии (посольская церковь в Софии), Румынии (посольская церковь в Софии), Франции (Никольский собор в Ницце), Аргентине (посольская церковь в Буэнос-Айресе), Таллине (Александро-Невский собор). Почтением памяти замечательного архитектора стало сообщение А.Л.Павловой об его архитектурном наследии.
      В 1993 г. В.Л.Хайт писал, что осмысление русской архитектуры за пределами России и включение ее в общую картину развития русской культуры ХХ в. – сложная и актуальная задача отечественного архитектуроведения и искусствознания. По его выражению, архитектура в условиях русского зарубежья – «не самоценная внешняя форма, но среда жизнедеятельности, поистине существенная составляющая жизни и культуры русского человека, постоянного и навсегда оторванного от родины…, наряду с языком, это материальное и одновременно духовное наследие родины…отсюда повышенные требования к образности русской архитектуры за рубежом и к специфике ее стилистики». И это как явление истории отечественной и мировой архитектуры «пока не поднятая целина, безусловно требующая капитальных, целенаправленных исследований, как натурных, так и документальных, архивных, уточнения атрибуции».
     За прошедшее десятилетие его слова о необходимости, актуальности и новизне исследования русской архитектуры за рубежом, творчестве архитектурной эмиграции не утратили своего значения. Произошло слишком мало изменений в отечественной науке, чтобы считать эту тему продвинутой, за исключением, может быть, дальневосточного зарубежья. Сложность изучения наследия архитектурной эмиграции безусловно связана и с новизной разрабатываемой темы в целом, ее междисциплинарным характером, а также с отсутствием наработанных методик исследования русского наследия, находящегося за границей.
     В тоже время можно констатировать, что усилиями ряда авторов, отечественных и зарубежных, проблема русского архитектурного зарубежья постепенно актуализируется, разрабатывается и, похоже, начинает постепенно привлекать все большее внимание научной общественности. Это искусствоведы и историки архитектуры: В.Л.Хайт, В.Г.Лисовский, Е.И.Кириченко, В.Н.Белоусов, Н.П.Крадин, А.Ф.Крашенинников, Б.М.Кириков, С.С.Левошко, Т.И.Крашенинникова, Т.Ю.Троицкая, А.А.Сенкевич, А.С.Щенков, Н.Н.Калинин и некоторые другие; историки–слависты: В.И.Косик, Н.К.Никифоров, Л.С.Кишкин и другие; историки: А.А.Хисамутдинов, Г.В.Мелихов, Е.П.Таскина, Л.Ф.Говердовская, Н.Е.Аблова, Н.А.Яковлев и другие; историки, основной темой которых стало изучение истории русской православной церкви за границей и связанное с ней храмостроительство: А.В.Попов, М.Г.Талалай, Г.В.Прозорова, А.А.Бовкало, А.В.Берташ, А.Л.Гуревич, Д.Поздняев и другие. Исследователи творческих и личных судеб художников и художников-архитекторов: А.В.Толстой, О.Л.Лейкинд, Д.Я.Северюхин, А.А.Стригалев, Ю.П.Лыхин и другие, а также авторы единичных публикаций, пополнившие картину изучения архитектурной жизни русского зарубежья: Т.И.Шевцова, Т.Н.Самохина, Т.И.Возвышаева, А.В.Кобак, В.В.Антонов, И.А.Куклинова, Е.С.Докашева, Л.А.Мнухин, Н.Копанева, Т.Д.Карус и другие. Из зарубежных ученых самый заметный вклад в изучение русского архитектурного наследия в восточной Европе внесли чешские и югославские исследователи: М.Милованович, А.Кадиевич, В.Маевский, Ж.Шкаломера, О.Латинич, Б.Ракочевич и другие, а также польские исследователи Т.Шлэбода, П.Пашкевич; в других странах мира: эстонские - Л.Генс, К.Халас-Мурула, американский – Н.Кизенко, финский – И.Н.Куркимиес, китайские – Чжан Хуайшэн, Ван Чжичэн, Ли Сонгфу и Ли Шусяо. Отражением начального этапа разработки этой проблематики является и тематический разброс, разноликость и неравноценность публикаций, которые к настоящему времени накопились.
     Первыми, заявившими о состоянии, задачах и проблемах исследования произведений русских архитекторов за рубежом и архитектурного творчества российской диаспоры, были В.Л.Хайт и В.Г.Лисовский. В 1993 году В.Л.Хайт опубликовал в книге «Культурное наследие российской эмиграции, 1917-1940» (М., 1994 // Под ред. Е.П.Челышева и Д.М.Шаховского) свою постановочную статью. В ней и самой последней своей работе, увидевшей свет в сентябре 2004 г., «Проблемы и методы изучения архитектурного творчества русских архитекторов за пределами России и русских эмигрантов», Хайт писал, что изучение архитектуры Русского Зарубежья необходимо вести совместно с исследованиями зодчих дореволюционной России, по меньшей мере с последней трети XIX в., а по возможности с середины XVIII в. В той или иной степени этот хронологический принцип используется рядом исследователей русского архитектурно-художественного зарубежья. Прозвучавшие на конференции доклады Е.И.Кириченко, А.Л.Павловой, Н.П.Крадина, А.В.Попова, А.Л.Гуревича, В.И.Косика, К.Б.Ульяницкого, а также присланные заявки сообщений (М.Г.Талалая, В.В.Антонова, С.Н.Забелина и др.) свидетельствуют о том, что «русское архитектурное зарубежье» трактуется широко, начиная примерно с середины XIX века, и уж во всяком случае с последнего десятилетия XIX века, когда особенно активизировалось русское храмостроительство в Европе, и что все творчество русских дореволюционных архитекторов за рубежом можно относить к «русскому зарубежью». Хотя известно, что в общепринятом смысле «русское зарубежье» относится к периоду - 1917-1945 гг., к «первой волне» эмиграции. Таким образом, можно говорить о формировании подхода, мнения, разделяемого многими учеными, в такой важной методологической проблеме как хронологические рамки изучения вопроса.
     Территории, входившие до революции 1917 г. в состав Российской империи, такие как восточная часть современной Польши, Латвия, Литва, Эстония, Финляндия и т. д., традиционно включены в объект рассмотрения, и необходимость изучения произведений российских зодчих в бывших провинциях России не обсуждается. Совсем другое дело с русским архитектурно-градостроительным наследием конца XIX-начала ХХ века в странах СНГ. Сейчас наследием «русского зарубежья» оно не воспринимается. По утверждению автора одного из заявленных сообщений, архитектора А.В.Иванова, ситуация с русским архитектурным наследием в странах СНГ, особенно в Центральной Азии (в Казахстане, Киргизстане, Узбекистане), сегодня критичнее, чем в Европе или Америке. В нестоличных исторических городах практически утрачено русскоязычное население – субъект-носитель архитектурной культуры, памятники и рядовая застройка сносятся, перестраиваются в массовом порядке без какого-либо понимания их культурной ценности. В Каракол-Пржевальске (бывш. Пржевальск), который стал объектом исследования А.В.Иванова, пока еще сохранились достаточно целостные фрагменты исторической городской среды, заложенной русскими военными инженерами на рубеже XIX-ХХ вв., уникальные архитектурные доминанты. В результате исторических судеб России нам оставлен образец русского колониального города, но каково его будущее?
     Сообщение А.В.Иванова о Каракол-Пржевальске в контексте русского колониального наследия в современном Киргизстане представляет безусловный интерес и служит заявкой к осознанию возникшей проблемы, достойной обсуждения и разработки. Иванов считает, что обращение к местным специалистам центрально-азиатских стран по этой проблеме вызовет широкий отклик.
     Совершенно не исследованным, и даже не зафиксированным, остается профессиональная деятельность архитекторов-эмигрантов 1950-1980- х гг., уехавших в США, Канаду, Израиль, Австралию. По тематике докладов можно констатировать, что и на этой специализированной конференции ни одно сообщение не касается второй половины ХХ века.
     В историко-публицистических исследованиях тема русского зарубежного некрополя активно разрабатывается, можно сказать, это одна из старейших тем, с начала ХХ века, и существует традиция этих исследований (А.В.Кобак, А.И.Андреев, В.О.Седельников, Ф.Ф.Перченок, М.Г.Талалай и др.). Но как памятники мемориальной архитектуры русские некрополи, мемориалы практически не изучены. Поэтому уделенное в докладе Е.И.Кириченко внимание специфике военных памятников русским офицерам и солдатам в Болгарии ново и актуально. В сообщении А.И.Коваля подчеркивается слабая изученность множества российских воинских памятников и мемориалов в Китае. В.И.Косик в сообщении, посвященном деятельности Р.Н.Верховского, так же осветил тему архитектурных памятников погибшим русским воинам в Сербии в конце XIX века, начале 1900-х и Первую Мировую войну.
     Архитектурное наследие – ценнейший и значительный по объему пласт культуры русского зарубежья. Общий высокий уровень профессионализма российских зодчих конца XIX - начала ХХ вв., активная жизненная позиция российской эмиграции в странах пребывания не оставляет сомнений, что архитекторы не остались в стороне от созидательной деятельности. «Несмотря на тяжесть окружающих нас условий, - писал эмигрантский журнал «Русский зодчий за рубежом» в 1938 г., - нужно констатировать […] отрадное явление: русские инженеры, в частности архитекторы, выдвигаются на первые места. Успехи русских архитекторов не являются в виде исключения в какой-либо художественно и технически отсталой стране, а замечаются по целой Европе. Эти успехи нужно признать доказательством высокой художественной культуры у русских архитекторов и редкой способности схватывать и понимать психологические особенности и духовные стремления народов, выражением которых всегда служили все виды искусства и особенно архитектура».
     Для огромного числа русских архитекторов 1917 г. стал концом их творческой деятельности. По сведениям А.Ф.Крашенинникова, до революции в России трудилось около 3 тысяч архитекторов – после революции судьба половины теряется в неизвестности. И среди них немало заметных в нашей стране до революции архитекторов. Большинство «исчезнувших» - репрессированы, другие оказались за рубежом. А.Ф.Крашенинников считает, что большинство выехавших за рубеж архитекторов прекратили заниматься архитектурным творчеством и переквалифицировались в художников. Приходится признать, что данное утверждение, как и другие, касающиеся статистических данных, требует фактологического подтверждении.
     Крашенинников подчеркнул, нужны целенаправленные исследования архитектурной эмиграции и консолидация усилий ученых, и обратился к участникам конференции с просьбой вновь выявленные сведения об архитекторах-эмигрантах передавать в сектор биографического Словаря российских зодчих Государственного научно-исследовательского музея им. А.В.Щусева, который несколько десятилетий ведет работу над Словарем.
     В докладе Т.Н.Самохиной освещен опыт профессиональной организации русских архитекторов в Европе, их издательской деятельности, проанализированы размышления русских зодчих о проблемах и путях развития русской архитектуры за рубежом по материалам журнала «Русский зодчий за рубежом». Редакцией этого журнала были составлены списки русских архитекторов-эмигрантов, получивших образование на родине и работавшие почти во всех странах мира, по данным журнала в послереволюционной эмиграции оказалось около 400 профессиональных архитекторов из России. Списки представляются далеко не исчерпывающими.
     Хайт считал, что талант и стилеобразующая роль даже выдающихся профессионалов-архитекторов русского зарубежья, таких как Б.Любеткин и С.Чермаев, Г.Варшавчик и Э.Мидлин не сопоставимы с ролью русских мастеров в других видах искусства: литературе, балете, музыке, живописи. Возможно, утверждение Хайта относительно отсутствия выдающихся талантов несколько преждевременно: мы не можем утверждать этот факт в условиях практической не изученности проблемы (за исключением нескольких локальных мест и персоналий).
     Так, например, одно из сообщений было посвящено творчеству практически в России неизвестного нашего соотечественника Наума Габо (Неемия Борисовича Певзнера). За рубежом же ему отводится основополагающая роль в создании конструктивизма. Наум Габо, которого отличал архитектурный образ мышления, начиная с 1920 г. в течение почти шестидесяти лет последовательно и методично концептуально развивал и на практике утверждал «образы современной технологической эпохи», которые, по мнению зарубежных исследователей и автор сообщения Т.И.Возвышаева с ними согласна, «во многом предвосхитили эстетику и язык архитектуры ХХ в.».
     Зарубежный Дальний Восток, а именно Северо-Восточный Китай (Маньчжурия) предстает исключительно плодотворным для архитектуроведческих исследований. Хайт подчеркнул, «что это [Китай – С. Л.] и наиболее обширная реализация проектов российских мастеров архитектуры за рубежом и наиболее продвинутая область изучения архитектуры русского Зарубежья». На тему русского архитектурного наследия в Маньчжурии было представлено 4 доклада. Один из них – кандидата архитектуры Т.Ю.Троицкой, защитившей в 1996 г. диссертацию по теме «Особенности архитектуры Китайско-Восточной железной дороги (конец XIX — первая треть ХХ в.». Ценность диссертации Троицкой очевидна, жаль, что она не была издана, и осталась известной только очень узкому кругу исследователей.
     Два доклада сделал Н.П.Крадин, автор книги «Харбин — Русская Атлантида». Уместно отметить в итогах конференции подвижнический исследовательский труд доктора архитектуры, профессора Н.П.Крадина, опубликовавшего на тему дальневосточной архитектурной эмиграции монографию, десятки статей, базирующихся на архивных источниках многих дальневосточных и сибирских архивов, Петербурга, а также натурных обследований. Им впервые введены в научный оборот уникальные архивные документы фонда Государственного архива Хабаровского края - Р-830 «Главное бюро по делам российских эмигрантов Маньчжурской империи», известный в мире как БРЭМ. Доклады Н.П.Крадина сопровождались богатым иллюстративным рядом, который тоже свидетельствует о глубине и длительности проработки темы.
     Процесс изучения проектирования и возведения сооружений за рубежом предельно затруднен: слишком многое не атрибутировано, не зафиксировано и уже утрачено. Как правило, отечественный исследователь вынужден работать только с фотографиями, проектные материалы либо не сохранились или их нереально выявить. К тому же архитектор-эмигрант, фактически являясь автором проекта или руководителем авторского коллектива, зачастую не оставлял свой автограф на чертежах (ставили автографы местные специалисты), так как не имел юридического права на самостоятельную архитектурно-строительную практику. Во многих странах получить лицензию было не просто.
      Архитектурно-строительная история сооружений иногда в определенной мере отражена в местной непрофессиональной периодической печати. Но самыми объективными источниками исследований были и остаются натурные обследования и архивные материалы. Первое до 1990-х гг. было практически невозможно, да и сейчас остается мало доступным делом по финансово-организационным причинам. Пока зарубежные хранилища для большинства отечественных исследователей не стали практической реальностью.
     Второе – архитектурные эскизы и проекты, художественно-графические работы архитекторов, печатные труды, связанные с ними архивные документы и реликвии – если они вообще существуют в российских хранилищах, то практически не выявлены. Поэтому интересным и своевременным представляются сообщения К.Б.Ульяницкого о материалах Русского Зарубежья в микрофотокопиях ГА РФ, Н.В.Рыжак о периодических изданиях русского зарубежья в фондах РГБ и А.В.Попова, обозначившего несколько групп источников для архитектуроведческих исследований православного храмостроительства за рубежом.
      В своем сообщении Т.Н.Самохина указывает, что знакомство с материалами РЗИА – русского заграничного исторического архива (хранится в ГАРФ) «позволяет начать выявление и изучение некоторых фактов жизни и деятельности части русских зодчих за рубежом». Велика вероятность, что на самом деле РЗИА таит в себе документы, «совершенно по-новому и многоаспектно выявляющие роль … русской архитектуры в мировом историческом процессе», но до сих пор не опубликовано ни одной работы, сделанной на основе этого источника.
     Отдельную проблему представляют личные архивы архитекторов. Уходят от нас сами мастера и те, кто общался с ними или знал что-либо об их постройках, творческой и личной судьбе. Сохранившийся архив архитектора-эмигранта – редчайший случай. Как показывает опыт исследований, в семьях родственников, потомков мало что сохраняется. К тому же родственник, потомок порой не желает передавать архив архитектора на государственное хранение, либо предоставлять его в целях исследований («написания диссертаций») или публиковать результаты исследований именно в России, на чем, например, заострила внимание одна из докладчиков, наша соотечественница, проживающая ныне в Париже, С.Ю.Семенова. Она обратилась за консультацией по этому вопросу в Библиотеку-фонд «Русское зарубежье». Зам. директора Т.А.Королькова предложила законный путь получения и передачи на хранение архивов или их копий в фонды БФРЗ .
     Особый интерес, по мнению В.Л.Хайта, представляет исследование «этнографической» непрофессиональной архитектуры русских эмигрантов в местах их компактного проживания. В этом аспекте было сделано сообщение доктора технических наук Ю.Е.Хечинова «Русские узоры в Коннектикуте». Он познакомил присутствующих с журналом «Русский американец».
     
     В течение двух дней в большом зале БФРЗ было заслушано 20 докладов исследователей из Москвы, Санкт-Петербурга, Хабаровска, Парижа из 35 заявленных ( Москва, Санкт-Петербург, Хабаровск, Новосибирск, Париж, Сан-Франциско, Неаполь, Каррара, Торунь). Тематика докладов позволила выделить несколько тем, наиболее крупные из которых: персоналии, православное храмостроительство и вклад российских зодчих в культуру других стран. По другим темам были представлены по одному-два доклада: историография архитектуры русского зарубежья (C.C.Левошко), архивы (К.Б.Ульяницкий, Н.В.Рыжак), архитектура отдельных типов сооружений (П.В.Илышев), русский колониальный город (А.В.Иванов), российский период творчества архитекторов-эмигрантов (Н.П.Крадин), профессионально-творческие организации русских архитекторов за рубежом (Т.Н.Самохина) и другие. Безусловно превалировали темы православного храмостроительства (русские православные храмы в разных странах Европы, в Америке, Африке и мире в целом), творческие и личные судьбы архитекторов. Можно сказать, что это наиболее сложившиеся направления исследований в последнее десятилетие. Относительно небольшое число докладов, их разноплановость, широта тематики лишний раз подтверждает тот факт, что тема русской архитектуры за рубежом в целом и архитектурной эмиграции в частности еще нова, находится на первоначальных стадиях изучения, привлекает к себе по-прежнему мало исследователей. В тоже время сегодня абсолютно ясно, что массив не выявленного, не атрибутированного, полузабытого, утраченного очень велик. Существует круг вопросов, требующий осмысления, методологической и методической разработки. Это касается архивных комплексов у нас и за рубежом (проблема не только выявления, но и формирования), международной кооперации в составлении биографического Словаря архитекторов, русского архитектурного наследия в странах СНГ, этнически русских (второе поколение), получивших архитектурное образование за рубежом (считать ли их наследие «русским зарубежьем», не говоря уже о творчестве советских архитекторов-эмигрантов?) и многих других. Самым основным итогом этой первой конференции, пожалуй, можно считать формулировку основных проблем изучения архитектуры русского Зарубежья и обмен информацией о результатах исследований, которые будут изданы и станут доступными широкому кругу специалистов.
     
     Нужны целенаправленные усилия многих исследователей, отечественных, зарубежных и соотечественников, проживающих за рубежом, чтобы русское архитектурное наследие вне России стало по-настоящему известно, заняло свое место в истории русской архитектуры, культуре Русского Зарубежья. Цели возвращения и осмысления архитектурного наследия Русского Зарубежья в рамках общемирового воссоединения временно разорванных двух ветвей одной культуры служит проведение и этой первой специализированной конференции.
     Кроме докладчиков присутствовали и приняли участие в обсуждениях итогов конференции научные сотрудники НИИТАГ, ГНИМА (И.А.Казусь), БФРЗ, представители Санкт-Петербургского центра русской эмиграции (М.Д.Чернышева), группы по изучению Русской эмиграции (Москва, рук. Л.А.Мнухин), РГАЛИ (С.Д.Воронин), общества изучения русской усадьбы (Д.В.Иванов), ряда реставрационных архитектурно-художественных мастерских, государственных учреждений культуры и общественных организаций – всего около 70 человек.
     В рамках конференции были развернуты три небольшие выставки: «Русское православное зодчество в Китае в конце XIX – первой половине ХХ века» (автор С.С.Левошко, при участии института Русского зарубежья г. Санкт-Петербурга), «Русские православные храмы Парижа» (автор Н.А.Макарова, г. Париж) и «Воинские мемориалы России в Китае» (автор А.И.Коваль, г. Москва).
     
С.С.Левошко


     Программа конференции

     

Доклады:

     Светлана Сергеевна Левошко
(к. архитектуры, НИИТАГ, Санкт-Петербургский филиал).
Вклад российских архитекторов в культуру дальневосточных стран.
(тезисы)

     Анна Леонидовна Павлова
(к. искусствоведения, НИИ теории и истории изобразительных искусств РАХ, Москва).
Православные храмы М.Т.Преображенского за рубежом: к 150-летию со дня рождения зодчего.
(доклад)

     Михаил Григорьевич Талалай
(к. и. н., Неаполь).
Русские архитекторы в Италии
. (тезисы)

     Александр Львович Гуревич
(Всероссийская государственная библиотека им. М.И.Рудомино, Москва).
Строительство русских православных храмов в Германии.
(тезисы)

     Татьяна Ивановна Крашенинникова
(к. архитектуры, Государственный историко-культурный музей-заповедник «Московский Кремль»).
Иерусалимские архитекторы, работавшие для русских учреждений в Иерусалиме второй половины XIX - начала XX вв.
(тезисы)






Новости:

Октябрь 2008
Сентябрь 2008
Август 2008
Июль 2008
Июль 2008
Июнь 2008
Май 2008
Апрель 2008
Март 2008
Февраль 2008
Январь 2008
Декабрь 2007
Ноябрь 2007
Октябрь 2007
Сентябрь 2007
Август 2007
Июль 2007
Июнь 2007
Май 2007
Апрель 2007
Март 2007
Февраль 2007
Январь 2007
Декабрь 2006
Ноябрь 2006
Октябрь 2006
Сентябрь 2006
Август 2006
Июль 2006
Июнь 2006
Май 2006
Апрель 2006
Март 2006
Февраль 2006
Январь 2006
Декабрь 2005
Ноябрь 2005
Октябрь 2005
Сентябрь 2005
Август 2005
Июль 2005
Июнь 2005
Май 2005
Апрель 2005
Март 2005
Февраль 2005
Январь 2005
Декабрь 2004
Ноябрь 2004
Октябрь 2004
Сентябрь 2004
Август 2004
Июль 2004
Июнь 2004
Май 2004
Март 2004
Февраль 2004
Январь 2004
Сентябрь 2003

--
Новости за 2003 год
Архив Новостей прошлых лет



Все материалы представленные на данном сайте принадлежат Библиотеке-фонду "Русское Зарубежье". Их использование без согласия владельца Запрещено!
Редактор: Эпиктетова Лариса Александровна
Copyright: Leonov Boris V., 2003-2006
Страница создана Леоновым Борисов Викторовичем



Хостинг от 4.95$ на INFOBOX.ru! Rambler's Top100 Яндекс цитирования